Путешествие за краем света.

Сменив уют на непомерный труд...
В. Высоцкий

В 2001 году продолжалось осуществление проекта Госкомспорттуризма Республики Татарстан и туристского клуба «Траверс» «Татарстанцы на Северном полюсе». Команда «Зима» совершила сложнейшей лыжный поход высшей категории сложности в акватории Северного Ледовитого океана - по островам архипелага Северная земля и Карскому морю. В труднейших метеоусловиях команда сумела проложить 700 километровый маршрут через острова Большевик, Октябрьской революции и Краснофлотские, по льдам проливов Вилькицкого и Шокальского. Ни сильнейшие ветра, ни жестокие пурги, ни высокие ледовые валы и поля торошения не смогли остановить продвижение туристов Татарстана к конечной цели маршрута - мысу Челюскина - самой северной точке Евразийского континента. Эта спортивная экспедиция являлась третьим этапом вышеназванного проекта. Уже в следующем году команда планирует совершение генеральной репетиции похода на Северный полюс. Для нее выбран маршрут от острова Ушакова через остров Шмидта на мыс Арктический и далее на о. Средний архипелага Седова. В дальнейшем предполагается совершение автономной экспедиции на Северный Полюс, посвященной 1000-летию г. Казани.

Начало спуска в ущелье Спартака

Ранним туманным утром 26 мая под фанфары радиостанции «Маяк» подходим к общежитию метеорологов на мысе Челюскина (здесь круглосуточно играет радио). Наш 32-х дневный лыжный маршрут по Северной Земле, длившийся с 25.04 по 26.05.01 г. завершается.

Друг за другом подходят последние участники.

Всё, мы дошли!

Самые различные, даже противоречивые, чувства охватывают нас. С одной стороны это радость победы, мы дошли, мы «сделали» маршрут, с другой стороны очень жаль, что поход закончился. Мы полны сил, нам хочется сделать еще больше. А вот что нам удалось пройти: мыс Челюскина - пролив Вилькицкого - о. Большевик - бухта Солнечная - лед. Ленинградский - лед. Семенова-Тян-Шанского - оз. Спартака - фиорд Спартака - мыс Журавлева- пролив Шокальского - фиорд Марата - лед. Карпинского - лед. Университетский - оз. Острое - оз. Фиордовое - р. Озерная - Оленьи о-ва - Краснофлотские о-ва - Карское море - пролив Шокальского - о. Большевик - г. Герасимова - пролив Вилькицкого - бухта - мыс Челюскина. Пройдено фактически более 700 км, но согласно измерениям по карте наш маршрут имеет протяженность 663 км. А сколько мы накрутили, лавируя между торосами, наверное, не определит никто.

Что же делать? Всё когда-то кончается. Берем ключи у начальника метеостанции и заходим в теплые комнаты общежития...

Память возвращает в прошедший апрель. Здесь нам всё уже знакомо.

Более месяца назад, а точнее 24 апреля, вахтовый вертолет геологов доставил нас сюда из арктического поселка Хатанга. Прибыв 18 апреля в аэропорт Хатанга (Таймырский автономный округ) мы пробыли здесь целую неделю, пока решали вопрос о вылете на начальную точку маршрута. К сожалению, в связи с отсутствием попутного борта не удалось решить вопрос с вылетом на архипелаг Седова, на остров Средний. Мы, было, обрадовались, когда удалось договориться с руководителем турфирмы из Петербурга В. Боярским о вылете. Но у него ситуация изменилась и эта затея провалилась. Нам пришлось начинать маршрут с другого конца.

Отступление 1. Хатанга.
В этот затерянный в просторах заполярья поселок мы прилетели в ночь с 17 на 18 апреля. Поселок встретил нас 35- ти градусным морозом и столбами черного дыма. Уже в самолете молодой пограничник собрал паспорта и пригласил после размещения в гостинице прийти на заставу. К счастью, в Хатанге живет и работает в управлении Таймырского заповедника Анатолий Гаврилов - наш земляк, выпускник биологического факультета Казанского государственного университета. В гостиницу нам идти не надо. Размещаемся у него.

Поселок по меркам Крайнего Севера очень крупный. Здесь живет более 5000 человек. Работают геологические экспедиции, есть морской порт. Имеется очень богатый краеведческий музей. Ведется жилищное строительство.

Ежегодно в апреле Хатанга превращается в центр мирового туризма. Здесь можно увидеть американцев, англичан, голландцев, французов, представителей Скандинавии и многих других. В 2000 году нам удалось еще в Норильске встретить группу из Израиля. Потом вместе мы добирались до Хатанги.

Айсберги на озере Спартак

Что же их влечет сюда?

Все объясняется просто. Через Хатангу лежит путь на Северный полюс. Предприимчивые бизнесмены от туризма организуют через Хатангу коммерческие туристские маршруты на Северный полюс. Желающих посетить эту символическую точку земного шара хоть отбавляй. Для этого каждый год в районе Северного полюса оборудуется ледовый аэродром. Схема тура очень проста. Туристов доставляют в Хатангу. Здесь они в течение двух - трех дней в зависимости от погодных условий живут в гостинице аэропорта, проходят акклиматизацию. Затем, как только устанавливается летная погода, вылетают через остров Средний или напрямую на ледовый аэродром. Дальше согласно плану тура их доставляют на вертолете на Северный полюс. А некоторые группы последние 100 км проходят на лыжах. Здесь тоже имеются определенные особенности сервиса. Если на пути попадаются большие полыньи, их перебрасывают на вертолете через нее. Тур расписан по дням, ждать некогда. Есть своя программа пребывания на полюсе. Эти, с позволения сказать, туристы связываются по спутниковому телефону со своей родиной, проверяют с помощью прибора GPS координаты места расположения, фотографируются, могут поиграть в футбол или в какие-то другие игры. Пробудут они на макушке Земли около двух-трех часов. Далее их на вертолете доставляют обратно на ледовый аэродром и потом опять-таки в зависимости от погодных условий вывозят на материк. Вот и вся программа. Стоит такое удовольствие очень дорого. Простому российскому гражданину это недоступно.

Отступление 2. «Земляки», или «Красный восток» пьют и в Хатанге.
Перефразируя известное выражение можно сказать, что в Хатанге есть всё. С одной стороны в Хатанге очень много магазинов, с другой стороны в них имеются самые разнообразные промышленные и продовольственные товары. Наличие регулярного авиационного сообщения позволяет жителям этого арктического поселка пользоваться товарами со всего мира. Здесь нет чувства оторванности от Большой земли. Мы были сильно удивлены, когда на прилавках магазинов увидели казанское пиво. Здесь продается «Ак барс», «Бавария» и другие сорта пива Казанского завода «Красный восток». Каким образом попадает продукция «Красного востока» в Крайний север, нам так и не удалось выяснить. По всей видимости, через Самару, так как здесь довольно-таки много продуктов из Самарской области. Преобладают в этом заполярном поселке пиво из двух регионов: московское «Очаково» и казанское «Ак барс».

Еще с одним «земляком» мы встретились в день вылета на мыс Челюскина. Этим «земляком» оказался вертолет МИ-8. Правда, об этом мы узнали из разговора с летчиками уже при подлете к самой северной точке Евразийского континента. Мы были приятно удивлены, узнав, что, это вертолет казанского производства. Оказалось, что летчики часто бывают в Казани на ремонте вертолетов. На всякий случай обменялись адресами.

...Вот мы на самой северной точке Евразийского континента. Знакомимся с метеорологами, руководством погранзаставы. Остаток дня и ночь уходят на последние приготовления.

Команда стартовала 25 апреля с мыса Челюскина - самой северной точки Евразийского материка. Всю ночь стояла хорошая ясная погода. Но утром поднялся холодный северо- восточный ветер, началась сильная поземка.

Выходим поздно, необходимо соблюсти все туристские формальности: делаем отметки в маршрутках, выясняем прогноз погоды, договариваемся с начальником метеостанции о радиосвязи.

После спуска в фиорд Спартака (на заднем плане - ледовая перемычка)

Увидев, что мы готовимся на выход, начальник аэропорта Сергей пытается нас отговорить. Говорит, что надо подождать более хорошей погоды. А когда это ему не удалось, в сердцах бросил, что мы все равно сегодня вернемся назад, будем ночевать здесь. В ответ мы ему сказали, что обязательно вернемся, но через месяц. Махнув рукой, он ушел по своим делам. А погода действительно «не сахар» - сильнейший северо-восточный ветер буквально обжигает щеки. Температура: - 26°С.

Несмотря на уговоры, предупреждения, мы решили выйти на маршрут. Для нашей команды это нормальная ходовая погода. В Арктике не стоит ждать тепличных условий.

От общежития метеорологов подходим к памятнику первооткрывателям самой северной точки Евразийского материка, которая впоследствии была названа именем штурмана дубль-шлюпки «Якуцк» под командованием В. Прончищева - С. Челюскина. Именем Прончищева в дальнейшем был назван один из заливов моря Лаптевых. В составе команды был и известный полярник Х. Лаптев. Именами братьев Лаптевых было названо море к востоку от мыса Челюскина. Они прибыли сюда 9 мая 1742 года. Видимо, год был каким-то аномальным. Завершив маршрут, мы улетели отсюда 29 мая - открытой водой и не пахло.

Ночевка в фиорде Спартак

Сделав снимки на память, уходим к мысу. Перед выходом на берег наткнулись на огромные завалы пустых бочек. Их здесь тысячи, десятки тысяч. Своеобразная «достопримечательность» Крайнего Севера. Обходим погранзаставу со стороны моря Лаптевых и выходим на льды. Вдоль берега на расстоянии 100 м от суши тянутся высокие валы торосов. Слева от нас пограничный столб и памятный знак, символизирующий самую северную точку Евразийского материка, а рядом высокий гурий, сложенный из плиточной породы. Говорят, что его построили члены экспедиции знаменитого полярного исследователя Р. Амундсена.

Пора поворачивать на север. Сразу за пограничным столбом начинаем первый штурм торосов. Ширина зоны торошения оказалась небольшой, всего около 500 м. Нашли участок, где торосы не сплошные, а имеются «поляны», т.е. открытые от торосов места. Преодолев вал за валом, выходим на открытое ледяное поле.

Впереди обширные ледовые поля. С мыса Челюскина мы должны попасть на геологическую базу «Бухта Солнечная». Идем на север с небольшим отклонением на запад. С учетом склонения держим азимут - 330°. А сильный северо-восточный ветер с нарастающим усилием пытается повернуть нас к югу.

Нас пятеро. Четверо из состава прошлогодней экспедиции: Ахметшин Рустем - майор милиции, Хайруллин Ильгизар - работник Госкомспорттуризма, Равиль Шафигуллин - геолог, начальник партии КазТИСИз, Айдар Шамсутдинов - врач, хирург 7-й городской больницы. В этом году в команду «Зима» был приглашен очень опытный турист из г. Набережные Челны Ильяс Ихсанов. В составе Набережночелнинских групп прошел он весь Полярный Урал. В мирной жизни Ильяс - доцент КамПИ, мастер спорта международного класса по полиатлону, многократный чемпион мира и Европы. К сожалению, по семейным обстоятельствам не смог пойти с нами Ильдар Замалетдинов. Мы прекрасно представляем, что без него будет тяжело, но по правилам имеем право выйти на маршрут. Мы все имеем опыт прохождения походов шестой категории сложности. Оснащены мы сейчас гораздо лучше, чем в прошлом году. Теперь у нас есть рация, спутниковый определитель координат, две видеокамеры, три фотоаппарата. Организатор нашей экспедиции Госкомспорттуризм республики постарался обеспечить команду множеством личного и группового снаряжения. Но, и конечно, он же взял на себя все расходы по командированию. В течение всей подготовительной работы мы ощущали заботу и внимание руководства Госкомспорттуризма РТ в лице председателя Муртазина Ханифа Мубаракзяновича и его заместителя Гермогентова Михаила Артемьевича. Без поддержки этих людей вряд ли могла состояться наша поездка на Крайний Север.

...Слова начальника аэропорта сбылись через полтора дня. Мы уже находились в середине пролива Вилькицкого. Ночью поднялся сильнейший ветер. Пришлось выскочить на «улицу» и дополнительно укрепить палатку по штормовому варианту.

Ветер ураганный, нашу палатку типа «Зима» бросает из стороны в сторону. Скаты страшно прогибаются, и во время обратного хода с ужасным грохотом раздается хлопок. Идет мощнейшая поземка. Ветер такой силы, что во время порывов «ложишься на ветер» и он держит тебя в наклонном положении.

Фиорд Спартака. Впереди - пролив Вилькицкого

Уже потом на геологической базе на острове Большевик нам сказали, что сила ветра достигала до 30 м/сек.

Весь день проходит в борьбе за живучесть палатки. Периодически проверяем стропы палатки. Временами сильнейший ветер выдувает снег из-под лыж, держащих стропы, лишив их опоры. Тогда закрепляем стропы за ледобуры. Ветер постепенно изъедает защитную стенку. Одев ветронепроницаемые костюмы, выходим и укрепляем её, строим второй слой стенки. Но и это не помогает, со временем стенка снова превращается в решето. Срабатывает туристская смекалка. Освободив нарты, закрываем ими стенку с наветренной стороны. Этот пластиковый панцирь не дает ветру разрушить стенку. После таких выходов, несмотря на всю нашу защиту, приходиться выгребать снег из- под капюшонов, из рукавов и других, казалось бы, закрытых мест.

За палаткой, там, где выход, образуется «мертвая зона» и здесь скапливается снег, постепенно заваливая вход. Если долго не очищать эту зону, тубус начинает надуваться от снега. Во время пурги у дежурного появляется дополнительные обязанности - периодически откапывать вход.

Наша палатка постепенно становится частью огромного снежного гребня, вала. Ровные участки льда полностью открылись, превратились в гладкую сверкающую поверхность. Снег задерживается только за вздыбленными льдами, грядами торосов. Пурга является низовой, небо светлое, временами даже пробивается солнце. Но внизу видимость очень слабая.

Пурга длилась до середины следующего дня. С большим трудом удалось откопать палатку. Спрессованный снег намертво сковал лыжные палки, держащие боковые стенки. Очень много времени ушло на снятие бивака.

Пурги настигали нас за поход еще не раз. Очень сильная пурга испытала нас прочность на леднике Семенова-Тян-Шанского.

6 мая, 11-й день пути. Погода в этот день портилась постепенно. Перед выходом в путь дул лишь небольшой ветер. Но к обеду он усилился, поднялась поземка. Видимость упала. Залив Ахматова, который только что был как на ладони, исчез в снежной круговерти. Ветер сдувает с поверхности льда последний снег. Открытый ледник постепенно становится полированным. Во время коротких 5-ти минутных остановок наши рюкзаки, лыжи заносятся снегом.

Чтобы установить палатку во время обеда пришлось закреплять палатку на ледобурах. Через 3 часа продолжали путь. Погода лучше не стала. Идем траверсом наклонного ледника. Все больше становится участков с открытым льдом. И идти становится все тяжелее и тяжелее, и остановиться тоже нигде. Ветром выдуло весь снег. Ни одного сугроба, ямы или бугра, где мог бы задерживаться снег, не видно. Конечно, можно остановиться в любом месте и установить палатку на ледобурах. Но нам хочется сделать это в более защищенном месте. Видимость очень низкая, стоит кому-либо отстать метров на 100 по какой-либо причине он тут же исчезает из виду. Идем, постоянно проверяя наличие всех участников. Постепенно берем все ниже и ниже. К счастью, сквозь туманную мглу удалось разглядеть черные пятна. При приближении они оказались скальными выходами на границе ледника. Обходя обширные ледовые зеркала, друг за другом съезжаем к ним.

За скалами сразу становится тише. Глубокий плотный снег. Здесь спокойно можно переждать пургу. Собравшись вместе, спускаемся еще ниже, находим наиболее тихое место.

Разбиваем лагерь в небольшом цирке с невысокими бортами. Пурга длилась еще более суток. Пришлось задержаться.

Отступление 3. Пурги.
Пурги - постоянный атрибут полярных походов. К ним нельзя привыкать, нельзя с ними бороться. Но их можно переждать. Это очень тяжело. Они могут продлиться на два, на три дня. Больше всего люди страдают от безделья. Через сутки уже не хочется спать. Чтобы хоть как-то занять время, отвлечься от мучительного томления, мы берем на маршрут, шахматы, нарды, и газеты. Перечитываем их за поход несколько раз. Уже несколько походов подряд я беру с собой «Вольный ветер». Дома не всегда удается прочитать газету полностью. А здесь времени навалом. Всех охватывает эпидемия чтения. Палатка превращается в «избу-читальню». Через одну, две варки завхоз начинает зажимать продукты. Ответ простой: не работаете, нечего вас кормить. Вот так мы «пуржим». Ждем и терпим. Больше всего своих людей узнаешь именно во время пурги, особенно их психологическую совместимость. Не зря кто-то из великих сказал, что «Терпеливость - одна из основных черт профессионализма полярника».

Выход из фиорда Марата на ледник Карпинского

Говорят, нет худа без добра. У пурги тоже есть хорошая сторона. Она дают возможность для отдыха. В зимних походах обычно специальных дневок не делают. Пока погода хорошая, надо идти. Наша первая незапланированная дневка по погодным условиям состоялась достаточно рано - на третий день, остальные две, по воле природы, случились на 12 и 25 дни, а последняя - на 28 день.

...На пятый день пути вдали на горизонте появились очертания островов и домов на наклонном берегу. При подходе к бухте Солнечной попали в зону сильнейшего торошения. Огромные валы торосов следовали друг за другом. Уже отчетливо видны домики геологической базы. Но приближались к ним мы очень медленно. Торосы оказались очень сложными. Примерно в километре от берега попали в очень тяжелый участок. Пришлось проходить через них в два приема, сначала оттащили до берега санки, а потом вернулись за рюкзаками. В дальнейшем такие участки мы проходили сходу, но в начале маршрута нам показалось, что это невозможно.

На берегу нас встретили начальник базы Солнечная Ю.А. Старков с супругой. Оказалось, что они долго наблюдали за нами и решили выйти навстречу. Любезно было предложено переночевать у них в общежитии геологов. Мы не стали отказываться. А ведь есть группы, которые говорят, «нам не можно» и ставят палатку рядом с домом.

Утром Юрий Александрович предложил свои услуги по организации связи. Дал нам частоты своих точек на острове, договорились о временах сеансов связи. Забегая вперед можно сказать, что они вели оперативный контроль за нашим движением во время всего похода. Он также познакомил с ветераном освоения этих мест, который работает здесь уже почти 20 лет. В свое время он участвовал в проведении санных поездов на остров Октябрьской революции и на мыс Баранова. Много интересного он нам рассказал об истории геологических изысканий на архипелаге и, самое главное, дал ценнейшие сведения о маршруте.

Отступление 4. Северная Земля - последнее географическое открытие.
Очень интересна история открытия и исследования самого архипелага. Впервые неизвестную землю увидели моряки Русской Географической экспедиции под руководством капитана Б. Вилькицкого в сентябре 1913 года. Первое исследование юго-западной части обнаруженной неизвестной земли было осуществлено в 1914 году. Полное исследование и составление карты удалось выполнить только в 1931-32 годах. Экспедиция под руководством полярного исследователя Г. Ушакова сумела за два года непрерывной работы полностью картировать весь архипелаг, завершив тем самым открытие Северной Земли. Примечателен тот факт, что деньги на проведение экспедиции были даны в кредит, где залогом служили еще не добытые медвежьи шкуры. Вместе обещанных 200, члены экспедиции отстреляли 500 белых медведей, окупив все затраты.

В отличие от них цели наши были чисто спортивные. К счастью, таких задач у нас не было. Мы наоборот не имели желания встретить белого медведя, хотя ружье и имелось.

После обеда следующего дня, попрощавшись с геологами, выходим в путь. Дальше пошла обычная походная жизнь. В течение последующих 25 походных дней мы шли полностью автономно, рассчитывая только на самих себя.

Четыре дня мы шли по тундре, расположенной к югу от ледника Ленинградского, по царству снега и камней. Пейзаж здесь унылый, на огромные пространства тянется бугристое плато, иногда прорезаемое руслами рек, стекающих с ледника. Лишь пологие вершины, возвышающиеся над плато метров на 150- 200, скрашивают это безмолвие. Когда-то, в период проведения геологических разведок, здесь проходила тракторная дорога, ведущая на реку Студеная и далее на остров Октябрьской революции. Местами на открытых участках можно заметить следы от гусениц. Она полностью промаркирована пустыми бочками. Бочки расставлены через каждые 200-300 м. И это на протяжении десятков километров. Очень часто в качестве вехи в них вставлены палки.

Сераки на подъеме с фиорда Марата на ледник Карпинского

Отступление 5.
Очень плохо в тундровой зоне со скольжением. Наст, фирн представляют собой смесь микрочастиц грунта, песка и переметенного снега. Естественно, лыжи по такой коричневой массе «отказываются» ехать. Скорость передвижения очень низкая. Наверное, поэтому участок от бухты Солнечной до перевала на р. Студеная показался очень тяжелым в физическом отношении. Как только вышли на ледник, скорости сразу возросли, идти стало гораздо веселее. А вот при движении по реке Озерная мы наткнулись на один участок, где на поверхности снега лежал толстый слой песка и ила. Поднимаемые сильным ветром с тундры песок и ил оседали на поверхность долины реки. Идти по такой поверхности приходилось в буквальном смысле шагами, переступая лыжами. Снять их невозможно, нет, - нет да попадаются участки открытого льда, где можно ехать. Вот такое чередование льда и песка продолжалось несколько километров.

На девятый день пути мы вышли на водораздел, ведущий к реке Студеной. Геологи с базы Солнечной называют это место перевалом, хотя это, по сути, является сильно изрезанным плато. К югу от него возвышается купол ледника Кропоткина. А наш путь лежит на север, на ледник Ленинградский.

Ночевку, предшествующую выходу на ледник, мы разбили в глубокой долине. Она не совсем обычная. Характерна тем, что один ее борт был образован сползающим покровным ледником, а тот, который находится под ледником Ленинградским и имеет южную экспозицию, представляет собой каменно-осыпный склон. Здесь снова мы столкнулись с проблемой очень жесткого фирна. С трудом удалось построить защитную стенку. Обойтись без нее никак было нельзя - по долине дул сильнейший ветер.

Утром прекрасная ясная погода с умеренным ветром. Подъем на ледник оказался не трудным. Лишь на широкой каменистой террасе под ледовым склоном пострадали наши санки. С трудом удалось протащить их через каменный частокол. На этих обдутых острых камнях остались после нас желтые и зеленые пластмассовые стружки. Преодолеваем изъеденную солнцем и водными потоками ледовый склон и выходим на ровную поверхность. Теперь до самой долины Спартака движение по ледникам.

«Ты ветра и солнца друг» - так поется в старой геологической песне. В большой степени это относится и к нам. Практически в течение всего похода мы шли в условиях непрекращающегося ветра. Чаще всего его направление было северо-восточным. По этой причине повсюду заструги тянутся с северо-востока на юго-запад. В условиях плохой видимости, а также в условиях отсутствия ориентиров очень удобно ходить по ним. По компасу берешь нужный азимут и определяешь, под каким углом к застругам надо держать курс. Очень удобно контролировать направление движения ведущего. Есть возможность контроля курса без использования компаса. В ясную погоду одно удовольствие идти, держа направление по солнцу. Только успевай ввести необходимую поправку после каждого привала. Ветер, имеющий постоянное направление тоже помогал держать необходимый курс. Но ветра были не всегда. Два раза за весь поход мы попали в такие ситуации, когда стоял полный штиль. В первый раз это случилось после жестокой пурги, которую мы пережидали на границе ледника Семенова-Тян-Шанского перед спуском в ущелье Спартака.

7 мая, 13 день пути. Мы шли по извилистой долине с крутыми бортами. Стояла ясная погода. В ущелье мы не ощущали ни малейшего дуновения ветра. Это нам казалось чудом. Неужели в этих суровых местах бывает такая погода? Спускаясь по извилистой и очень узкой долине, все мы просто изнывали от жары. На одном из привалов чтобы насладиться неожиданно свалившейся жарой задержались на целых полчаса. Солнце, полное безветрие, обилие лучей отраженных с белоснежных склонов создавали настоящий оазис тепла. Воспользовавшись этим, мы все быстренько сбросили верхнюю одежду и попытались поймать арктический загар. Все получили настоящее удовольствие. От ущелья Спартака у нас остались самые приятные воспоминания. В сочетании с красотой ущелья таких приятных моментов в этом походе больше не было. Кто бы мог подумать, что такое возможно в этих высоких широтах Крайнего севера.

Но это все-таки было в глубокой узкой долине. А во второй раз с безветрием мы встретились на открытом море. После прохождения по реке Озерной мы вышли на Карское море. По этой реке мы шли в условиях сильнейшего ветра. Единственная радость - ветер был попутным. Мы неслись как на парусах. С выходом на море ветер постепенно стихал. В начале движения по морю, когда мы пытались двигаться по обширным обдутым участкам чистого льда, нас сносило ветром в совершенно ненужную сторону. А сопротивляться здесь невозможно. Пока ты не доедешь до края «ледового зеркала» не остановишься. Только потом уже можно двигаться в нужную сторону по снежным пятнам и битому льду. Ближе к вечеру, когда мы уже пересекли бухту Удобную, установилась ясная тихая погода. А утром тишина и яркое полярное солнце. Шли мы в одних футболках или ковбойках. Куртки и свитера перекочевали на санки. Такая погода простояла полтора дня. За это время мы прошли Оленьи острова и приблизились к островам Краснофлотским. Только при подходе к гряде этих островов подул с нарастающей силой северо-восточный ветер. Когда перед выходом на маршрут на мысе Челюскина нам местные метеорологи говорили, что здесь бывают и тихие дни, мне не поверилось. После этих дней, этих двух случаев я убедился в этом лично.

Чистейший воздух этого заповедного края создает удивительные возможности для увеличения видимости. В условиях прекрасной ясной погоды при прохождении покровного ледника Семенова-Тян-Шанского мы очень отчетливо видели скалистые берега и ледовые купола о. Октябрьской революции на расстоянии не менее 100 км. Конечно, этому способствовало наше довольно высокое местоположение (около 500м над уровнем моря) - в прямом и переносном смысле.

В этот день стояла прекрасная тихая погода. Мы шли на север к фиорду Спартака. Позади нас прекрасные виды на ледник Кропоткина, верховья р. Студеной. На юго-западе как на ладони просматривается фиорд Тельмана. А вот впереди лишь белая линия горизонта. На каждом привале любуемся прекрасными видами на юге и западе. Во время одного из переходов подняв взгляд с поверхности льда я неожиданно увидел верхушки пологих сопок и гребни гор. Оказалось, двигаясь с небольшим набором высоты, незаметно прошли перегиб ледника. И постепенно перед нами начали открываться скалистые горы, окаймляющие залив Ахматова. Все это было настолько неожиданно, что мы были приятно удивлены. Когда мы начинали переход на севере до самого горизонта были лишь белые снега, а через 30 минут мы уже любовались прекрасной панорамой гор вокруг залива. Видимость настолько хороша, что прекрасно проглядывается не только весь залив, но и острова на выходе из него. А вдали где-то в просторах моря Лаптевых линия горизонта сливается с небом. Мы все были зачарованы увиденном. Ради вот таких мгновений и стоить ходить в походы!

Подъем на ледовую перемычку перед озером Фиордовым

Отступление 6.
Лыжный поход - это тяжелейший труд. Причем, не имеет значения, по тайге ты идешь, по горам или по тундре и белому безмолвию Арктических льдов. Здесь практически нет времени на отдых, кроме времени сна. А сон тоже обычно не спокойный.

Утро. Дежурный, который уже приготовил завтрак, будит тебя и тут же сует тебе посуду с кашей. Поел, попил, и настала пора собираться. И начинается кутерьма. Вылезаешь из спальника. Первым делом надо переодеться в походную одежду. Самое трудное здесь надеть ботинки и бахилы. Ботинки для защиты от замерзания кладутся вечером в спальники. Иначе их утром придется оттаивать на примусе.

Тяжелейшим трудом является уже само снятие бивака.

Попутно с одеванием начинаешь укладывать рюкзак. Самый сумбур начинается вот тут. Из-под тебя начинают вытаскивать коврики, спальники. Если к этому времени ты не успел обуться, то можешь остаться на холодном полу, то есть на снегу.

Укладка рюкзака - самый долгий процесс. Надо собрать все спальные и другие личные вещи, которые нужны были тебе вечером. Постоянно раздаются голоса типа, где мои продукты, кто взял мой спальник. Здесь что валяется, чей сахар или крупа и т.п. Но постепенно груда вещей исчезает в рюкзаках. Все рюкзаки выкидываются на улицу.

Настает самый ответственный момент - снятие палатки. Тут необходимо еще раз проверить погоду. Ходовая она или нет. Если все нормально, тот, кто несет стойку, вытаскивает штыри, соединяющие трубы и в обнимку с трубами вылезает из падающей палатки. Далее освобождаются оттяжки, и начинается процесс вытаскивания лыжных палок из-под кирпичей стенки.

Вот все вещи собраны, уложены на нарты. Теперь в путь. Переход за переходом, преодолевая торосы или другие препятствия, идешь вперед. Во время коротких привалов едва успевают отдохнуть плечи. Редко удается сидеть более 10 минут. Холод постепенно проникает внутрь, мокрая спина начинает дубеть. Самое страшное теперь - навьючить на спину рюкзак. Тяжелый рюкзак прижимает к спине уже успевшую остыть одежду. В этот момент по всему телу пробегает холод. Полперехода уходит, чтобы согреться.

Но холодный ветер гонит вперед. Затем настает время обеда. Обедаем мы в палатке. Это очень удобно. Ты защищен от ветра, удобно работать с примусами. Минимальный, но все же комфорт.

Во время обеда удается полноценно отдохнуть, восстановить силы. В этом походе у нас прибавилось работы. Ежедневно в три часа мы выходили на связь с геологами. Связь - достаточно ненадежная вещь, поэтому мы старались не пропускать ни одного сеанса связи. Первым делом после установки палатки разворачивали рацию. Здесь тоже много парадоксов. Сидишь на ровной бескрайней тундре, пытаешься связаться, а в динамике кроме шипения ничего нет. В другой раз ставишь палатку на обед в глубокой яме или ущелье - прекрасная слышимость.

Дальше опять переходы, переходы.

Ежедневно нам приходилось строить защитную стенку вокруг палатки. От этого никуда не деться, так как это безопасность. Совершенно не важно, какая сейчас погода. Ты никогда не знаешь, когда тебя накроет пурга. При определенной сноровке на это уходит до получаса. Но это в нормальных условиях, когда есть хороший наст и можно легко вырезать крупные кирпичи лавинной лопатой. Во время этого похода нам многократно приходилось попадать в такие ситуации, когда под ногами был настолько жесткий фирн, что даже пила его не брала. При установке палатки в подобных местах приходится ледорубом пробивать дырки, чтобы воткнуть палки и лыжи. Были и случаи, когда кирпичики получались толщиной не более 10см. В этих случаях строительство затягивается.

Ледовые сбросы

Отступление 7. Несостоявшиеся встречи.
Животный мир здесь достаточно скуден. На острове Большевик в районе г. Герасимова и тундровой зоне под ледником Ленинградским изредка попадались следы оленей, а самих увидеть так и не удалось.

На базе Солнечной нас предупредили, что на острове водятся страшно злые волки. К счастью мы их не встретили, не видели даже следов.

Чрезвычайно часто встречались в течение похода следы белых медведей. Первый медвежий след мы увидели практически сразу после отхода на несколько километров от погранзаставы. Это были следы крупного медведя, прошедшего вдоль гряды торосов. По словам метеорологов во время полярной ночи медведи появляются непосредственно рядом с жилыми домами. Они подолгу копаются в горе мусора в поисках пищи.

Очень часто встречающиеся следы медведей заставили нас соблюдать осторожность во время переходов. А на ночь я попросил нашего главного оруженосца Равиля Шафигуллина ружье всегда брать в палатку.

В районе Оленьих островов заметили следов медведицы с медвежонком. Примечательно то, что в этом месте очень мощные поля торошения. Огромные льдины под воздействием волн наползли высокими валами на остров. Что здесь творилось, на границе воды и суши, в далекие предзимние дни во время торошения можно только представить.

Медведица, видимо, в этом месте сделала длительную остановку. Такой вывод мы сделали по той причине, что одиночный след медвежонка был виден повсюду. Он крутился среди торосов, совершая круговые маршруты. Ходил вперед и назад. Следы были уже старые, но они очень четко отпечатались на жестком насте.

В последние дни маршрута при выходе с острова Большевик на пролив Вилькицкого нам попались свежие следы только недавно прошедших двух крупных медведей. Их крупные следы очень четко впечатались в глубокий снег на поверхности жесткого наста.

Но больше всех поразили нас следы медведя в глубине острова. В этот день мы шли, траверсируя склон долины реки Тора. Для организации обеда и выхода на связь мы спустились на широкое ровное дно реки. Съехав со склона, я наткнулся на очень крупные свежие медвежьи следы. Ночью выпала изморозь, поверхность жесткого наста была покрыта порошей. Медведь направлялся вверх по долине, оставляя четкие следы на свежей пороше. По всей видимости, это был старый медведь, шел с сильным волочением ног. Очень четко были видны линии на снегу от когтей в момент выполнения шага, а местами даже от клочьев шерсти на ногах. По направлению движения мы сделали заключение о том, что медведь направлялся через остров, срезая большой мыс о. Большевик. Это был кратчайший путь с пролива Вилькицкого к проливу Шокальского. Очень долго мы шли по его следам. Он поднялся на перевал, ведущий в долину реки Студеной. Только на спуске с перевала наши пути разошлись.

Во время движения по фиорду Марата и при подходе к мысу Челюскина издалека наблюдали за нерпами. Их черные силуэты очень четко просматривались на белом фоне. Это очень осторожные животные, при подходе метров на 500 они мгновенно исчезают в своих лунках.

Все же нам удалось увидеть некоторых представителей арктической фауны. Птицы попадались достаточно часто. Во время пересечения пролива Шокальского над нами кружились огромные чайки и какие-то маленькие птички. Мы не орнитологи, поэтому не знаем, что это за птицы. В скальном каньоне р. Озерной нам удалось наблюдать за жизнью подобных птичек. Здесь целый птичий базар. Несмотря на холода они уже вьют гнезда на скалах и откладывают яйца. На наших глазах происходила отчаянная борьба этих птичек с морскими чайками, которые охотились за их яйцами. Шум стоял невероятный.

Айсберг в Карском Море

Отступление 8. Айсберги.
Одной из экзотических достопримечательностей этих мест являются айсберги. Нельзя сказать, что их очень много. Но они дают очень мощный эмоциональный заряд. Первый айсберг встретился нам на маршруте при подходе к геологической базе «Солнечная». Огромная изумрудно - голубая масса льда возвышалась над широчайшим полем торосов в непосредственной близости к берегу.

Большое скопление причудливых айсбергов мы увидели в фиорде Марата. Много их было и в фиорде Спартака. Это объясняется просто: в них обрываются ледники, ледниковые языки уходят прямо в воду фиорда. От этих ледников, видимо, и отрываются эти колоссальные «обломки» льда. Кроме морального эффекта, эмоционального воздействия, айсберги играют еще и большую практическую роль. Мы использовали их в качестве ориентиров. Когда кругом один ровный лед или наоборот однообразное поле торошения или же туманная дымка они служат отличным ориентиром. А в фиорде Спартака мы разбили лагерь рядом с тремя айсбергами. Они были для нас отличной естественной защитой от ветра. Во время жестокой пурги уже при возвращении по проливу Вилькицкого мы тоже нашли убежище за вмерзшим среди валов торошения айсбергом. Кроме этого они являются отличным источником пресной воды. Ведь очень часто нам приходилось пить чай или кофе с соленым привкусом. Скажем прямо - это не очень приятно.

Удивительно то, что айсберги встречаются не только в морской акватории. Их очень много в озерах. В озере Спартака они образуют настоящую стену (гряду). Издалека кажется, что этот участок непроходим. Только в непосредственной близости обнаруживаешь, что между ними есть проходы. Все же не так-то просто было пройти в этом месте.

А вот самое удивительное еще в том, что остатки гигантских ледовых глыб встречаются на суше. То ли это остатки отступивших ледников, то ли айсберги, которые остались здесь после кратковременного подъема воды? Эти гигантские ледовые глыбы имеют очень причудливые формы. Наиболее запомнились нам «сухопутные айсберги» перед спуском к озеру Спартака. Один из них имел форму арки, одно основание которой под многолетним воздействием солнца уже превратилось в тонкий ледовый столбик. Мы не преминули прокатиться под этой аркой.

Айсберги попадались нам еще при пересечении Карского моря от острова Октябрьской революции к острову Большевик. Здесь целая череда больших и малых айсбергов. Из-за сильного ветра под защитой одного из них во время обеденного привала мы установили палатку. Лед около него оказался весь в трещинах, кое-где проступала вода. Во время всего обеда слышался грохот и треск ломающегося льда. Видимо, несмотря на то, что огромная часть айсберга находится под водой, он под давлением ветра качается.

Самый большой айсберг нам встретился в районе Краснофлотских островов. Покинув последний самый южный остров, мы уходили в юго-восточном направлении по Карскому морю. Вскоре вдали среди бесконечных валов торосов показалась ледовая глыба, значительно выделяющаяся среди них. Решили путь держать к нему. Лучшего ориентира просто не найти. Ведь держать азимут среди этих ледовых нагромождений не просто. Тем более эта глыба располагалась в нужном нам направлении.

По мере приближения мне показалось, что наша глыба похожа на гигантскую лягушку. Огромные выпученные глаза, поднятая кверху голова точь-в-точь соответствовали тому, как это земноводное рисуют обычно на картинках. Лавируя среди ледовых валов и снежных надувов между ними, подходим к ней. Она оказалась колоссальным айсбергом. Мы чувствовали себя около него маленькими букашками.

Холодный пронизывающий ветер не позволяет долго любоваться этим изумрудно-бирюзовым чудом, и мы уходим дальше по бескрайним полям торошения в направлении о. Большевик.

Отступление 9.
Необходимо отметить то, какой мы накручиваем километраж среди хаоса вздыбленных льдов и валов, наверное, не определить. Наш путь напоминает ломаную линию с большими и малыми отклонениями вправо или влево от основного направления. Двигаясь в нужном направлении, упираешься в ледовый вал. Поблизости прохода нет. Для его обхода взбираешься на снежный гребень или надув перед валом и уходишь влево (или вправо). Зачастую это против пронизывающего ветра. Надо сказать, что эти надувы очень выручают. Правда, санки норовят с них соскользнуть вправо или влево и частенько проваливаются в ямы за ледовыми обломками. По мере нахождения прохода поворачиваешь в нужную сторону. Этот проход может найтись через 10 м, а то и через 50. Если один такой непреодолимый вал удалось обогнуть слева, то очередной легче бывает обойти справа. Когда видимость хорошая, идешь, заранее намечая путь.

Отступление 10.
Поход проходил в условиях полярного дня. По этой причине для нас не имело значения такое понятие как время суток. В то же время мы не могли не учитывать такой фактор как биоритмы человека и соответствующий им уровень нашей работоспособности. В то же время мы имели возможность для варьирования временем суток для решения тактических задач. Так на 4 день пути после почти двухдневной пурги вышли на маршрут 18 часов 45 мин. Оставаться еще на одну (третью) ночь на этом месте очень уж не хотелось, а спать тем более. Мы уже выспались досыта. Нужна была физическая разрядка. В то же время очень хотелось хоть немножко наверстать упущенное. После 2 с половиной часа чистого ходового времени мы встали на ночлег. Таким образом, почти полдня из этих двухдневных вынужденных отсидок мы выиграли (отвоевали). На следующий день мы уже шли в обычном режиме. В последние 3 дня похода мы шли в совершенно другом режиме организации движения. Если до этого мы шли, совершая группы переходов до обеда и после обеда, то с 29 дня пути перешли на систему трех групп переходов. После второй группы переходов не останавливались на ночлег, а делали второй обед с трехчасовым отдыхом. Только после третьей группы переходов вставали на бивак. Такую систему движения мы успешно опробовали в прошлогоднем походе по Центральному Таймыру при пересечении Хатангского залива. А в этом году такая тактическая схема движения была применена в течение трех дней.

Трудно отпускает Арктика. За два дня до конца маршрута впереди в туманной дымке удалось разглядеть силуэты башен в районе погранзаставы. Нашей радости не было предела. Сразу же начались разговоры о пути домой, а бортах, о работе, о домашних делах. Но напоследок Арктика «посылает» нам еще одно испытание. Мы уже представляли себя в теплом общежитии метеорологов, мечтали об отдыхе. Впереди уже как на ладони поселок «Передающей антенны». Но после относительно легкого пути по участку битых льдов замечаем, что подход к суше преграждают мощнейшие поля торошения. Вот она долгожданная земля, до нее рукой подать. Как говорится, видит око да зуб неймет. Приближается она очень медленно. Много времени уходит на поиск пути среди нагромождений льда. 5-7-метровые валы нагроможденных друг на друга льдин следуют друг за другом. Участок был настолько трудным, что скорость движения составляла не более одного километра в час. Идем, лавируя среди торосов. Найти проходы в этих ледовых лабиринтах удается с большим трудом. На прохождение каждого метра пути тратится колоссальная энергия. Надо не только самому взбираться на крутые снежные надувы и ледовые валы, преодолевать высокие заструги, но и протаскивать через них нарты. Они цеплялись, переворачивались, никак не хотели подниматься на крутые надувы, ледовые плиты. А когда поднимешься, выясняется, что впереди высокий обрыв. Опять надо искать обход. На прохождение этого, пожалуй, самого трудного участка торошения уходит 1,5 часа. Торосы резко заканчиваются. Вот она земля!

Небольшой отдых на берегу, и начинаем последние два перехода за этот поход. Поднявшись на гребень, берем курс на два двух этажных дома. Туда, где есть люди, где островок цивилизации.

У памятного знака

На мысе Челюскина мы провели 3 дня в ожидании заказанного борта. Регулярно ходили в так называемую «рубку», к радистам выяснять наличие рейса. Рубкой называют здесь контору метеостанции, по всей видимости, потому, что она возвышается над морем Лаптевых. На ней и установлен динамик, который круглосуточно вещает передачи «Маяка». Здесь же расположена «тарелка», принимающая телевизионные сигналы. Приняв любезное предложение пограничников, с большим удовольствием помылись в самой северной бане Евразийского материка. Она расположена в 50 метрах от памятного знака, означающего крайнюю точку мыса Челюскина. Здесь же в 5 метрах пограничный столб. Еще один раз сходили к памятнику первооткрывателям. Сфотографировались с номерами газеты «Вольный ветер» (№№ 45 и 46), которые мы брали с собой на маршрут. Они прошли с нами Северную землю. Когда отсиживались во время страшных пург (всего 6,5 суток) очень помогали нам коротать время.

Пограничный столб на мысе Челюскина

Отметили День пограничника. 29.05 в 14 часов прилетел вертолет. На нем улетели в Хатангу. Через 2 дня на попутном борту следующем из поселка Шмидта, что на Чукотке, улетели в Москву (а/п Раменское). Из-за опоздания на последний казанский поезд пришлось 1 день просидеть в Москве на Казанском вокзале. 2 июня сели в поезд идущий в Казань. 3 июня на 50-й день наше долгое путешествие закончилось.

Перед вылетом на «большую землю»

Отступление последнее.
Прекрасна Северная Земля, прекрасны арктические просторы, о них можно говорить и писать бесконечно. Впечатлений хватит не на один рассказ.

На этих затерянных островах есть места, где еще остались люди. Их конечно, уже очень мало по сравнению с советскими временами. Зато, какие они доброжелательные, отзывчивые. Всем им хочется выразить огромную благодарность.

Хайруллин И.З. - руководитель экспедиций, МСМК.